Саммит БРИКС-2019: фокус на экономике

Проблема изменения климата и развитие угольной промышленности в современном мире: показательные примеры России и Великобритании
08.11.2019
Экологические проблемы в геополитике: пример стран Центральной Азии
06.12.2019

13-14 ноября 2019 г. в Бразилиа – столице Бразилии – состоялась 11-я встреча на высоком уровне стран-членов БРИКС. Прошедший саммит обошелся без сенсаций, но продемонстрировал наличие различных подходов к проблемам международной политики внутри организации. В частности, критиками отмечалось, что растущие геополитические амбиции китайского и российского руководства усиливают противоречия между странами БРИКС. Это в том числе стало причиной меньшей интенсивности саммита, количество и масштаб предложенных и обсужденных проектов были заметно меньше в сравнении с предыдущими встречами. Анализ текущих тенденций и разногласий между странами БРИКС представляется особенно интересным в свете председательства Российской Федерации в объединении в 2020 г.

Геополитический фон

Страны БРИКС – это:

  • 30% территории мировой суши;
  • 42% мирового населения;
  • 32% мирового ВВП по ППС;
  • 18% мировой торговли;
  • 50% мирового экономического роста.

В преддверии саммита в международных СМИ было немало спекуляций о геополитических противоречиях между лидерами стран БРИКС. Большинство из них так или иначе были связаны с политикой китайского руководства. КНР, будучи крупнейшим торговым партнером для всех стран-членов БРИКС (за исключением Индии), является основным локомотивом развития организации. Одновременно это растущее влияние Поднебесной вызывает трения в рядах БРИКС, в частности, с Индией и Бразилией. Так, тлеющий конфликт между Китаем и Индией усугубился в этом году на фоне обострения отношений между Индией и Пакистаном – последний пользуется давней экономической, военной и политической поддержкой КНР. Кроме того, возглавивший Бразилию в 2019 г. президент Жаир Болсонару известен тем, что во время предвыборной кампании выступал с резкой антикитайской риторикой и призывал ограничить проникновение китайских товаров и фирм на бразильский рынок, тем самым фактически поддержав курс Д. Трампа на сдерживание Китая. В июне 2019 г. во время саммита G20 бразильский лидер даже отменил запланированную встречу с китайским коллегой из-за 20-минутного опоздания китайской делегации.

Другим проблемным полем стало также расхождение позиций Бразилии, России и Китая по ситуации в Венесуэле и Боливии. В день открытия саммита случилась провокация, сторонники венесуэльской оппозиции захватили и 12 часов удерживали контроль над посольством страны в Бразилиа, тем самым попытавшись усилить расхождение позиций стран БРИКС. Ситуация объясняется тем, что в Венесуэле Россия и Китай поддерживают президента Николаса Мадуро, тогда как Бразилия, напротив, признает легитимной оппозицию во главе с Хуаном Гуаидо. Схожим образом обстоит ситуация в Боливии, с тем отличием, что там оппозиции при политической поддержке Бразилии удалось отстранить от власти президента страны Эво Моралеса, пользовавшегося поддержкой КНР и России.

Впрочем, участникам саммита удалось сгладить острые углы, сосредоточившись на том, что сближает, а не разъединяет страны. Смягчить политические расхождения участников саммита были призваны общие проекты по интенсификации экономического сотрудничества, нацеленные на достижение обоюдного развития и усиление взаимной интеграции стран БРИКС. В фокусе внимания были две следующие темы.

Дедолларизация мировой торговли и новая мировая платежная система. Одним из фокусов встречи стало обсуждение дедолларизации мировой экономики и создания единой платежной системы между странами БРИКС – BRICS Pay, платежи внутри которой было предложено осуществлять на основе новой криптовалюты. Эта мера призвана уменьшить зависимость от доминирующих глобальных резервных валют и усилить экономическую независимость стран БРИКС. Кроме того, Россия, Индия и Китай обсудили возможность создания альтернативы SWIFT (международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей, созданная по инициативе США в 1973 г.) для упрощения торговли между странами, в отношении которых действуют санкции США.

Развитие банка БРИКС. Новый банк развития БРИКС (НБР) – является основным инструментом межэкономической кооперации стран организации. НБР – это многосторонний банк развития, созданный в 2015 гг. с целью продвижения инфраструктурных проектов и достижения устойчивого развития в государствах БРИКС и развивающихся странах. Уставной капитал банка составляет 100 млрд долл. США. Ежегодно НБР предоставляет кредиты на сумму порядка 10 млрд долл. Среди приоритетных секторов финансирования – чистая энергетика, транспорт, развитие городской и социальной инфраструктуры, а также проекты по защите окружающей среды, санитарии и обеспечению продовольственной безопасности. Обычно НБР выступает как сокредитор, выделяя до 80% от необходимой суммы, процентная ставка плавающая и зависит от представленного проекта. Россия на данный момент по объему одобренных кредитов находится на предпоследнем месте – 1,77 млрд долл. (для сравнения, у КНР – 3,73 млрд, Индии – 3,15, ЮАР – 1,93, Бразилии – 0,66 млрд долл.). Это связано в том числе с недостаточной информированностью российских компаний и регионов о возможностях привлечения средств НБР для реализации проектов устойчивого развития. Способствовать исправлению ситуации должно открытие регионального филиала БРИКС в Москве в первой половине 2020 г.

Российские инициативы

На встрече российская делегация подчеркивала, что приветствует снижение зависимости от доллара и переход на новую альтернативную валюту. В частности, отмечалось, что за последние месяцы Россия значительно сократила долларовые накопления и выбыла из десятки крупнейших держателей гособлигаций США. Вместо них в три раза была увеличена доля активов в юанях и почти в полтора раза – в евро. В то же время по информации Bloomberg этот эксперимент по снижению роли долларовых активов в резервах привел к 7,7 млрд долл. упущенного дохода.

Кроме того, на саммите партнерам по БРИКС были предложены российские разработки в сфере энергетики и информационных технологий. Речь прежде всего идет об атомной энергетике и проникновении российских IT-гигантов, таких как «Яндекс» и «Лаборатория Касперского», на рынки стран организации.

Формат БРИКС для Татарстана может быть интересным по двум направлениям:

  1. По линии НБР. Невысокий объем сотрудничества российских компаний и регионов с банком БРИКС в том числе обусловлен отсутствием инициативы с российской стороны. На данный момент правительству нередко приходится самому «идентифицировать» те проекты, которые бы соответствовали формату и имели бы шансы пройти процедуру отбора. В этих условиях Татарстан, используя богатый опыт создания и продвижения проектов, мог бы стать одним из основных инициаторов развития российского сектора НБР. Этому способствуют планы по созданию российского регионального отделения банка в следующем году. На данный момент штаб-квартира НБР находится в Шанхае, а единственное региональное отделение – в Южно-Африканской Республике.
  1. Выход на рынки стран БРИКС. По данным Татарстанстата, в 2017 г. торговый оборот республики со странами объединения составил 792,3 млн долл., что составляет 4,67% от общего торгового оборота республики, и существует потенциал для его наращивания. Сильными сторонами татарстанского экспорта могут стать продукты нефтяного и нефтехимического сектора, автомобилестроение и сельское хозяйство, а также IT-продукция.

Под ред.: Э.Р. Салахетдинов